Год без Конституции в Орле

Фейсбук напомнил, что год назад, в августе 2016-го администрация Орла начала массово запрещать любые проявления гражданской активности. Тогда по двенадцати поданным заявкам о проведении агитационных мероприятий партии «Яблоко» администрация города приняла двенадцать решений об отказе в согласовании: дескать в этих местах уже согласовано проведение публичных мероприятий Орловскому реготделению «Молодой Гвардии Единой России». Но при «контрольном объезде» ни на одной из точек не было выявлено ни одного «младогада».

Тогда ещё мы были наивными, полагали, что всё дело в том, что престарелая замглавы города Людмила Ульянова перегибает палку. Помнится, даже глава города Андрей Усиков строго пальчиком грозил: негоже, мол, Конституцию нарушать.

Но сейчас Усикова сменил Александр Муромский, Ульянову отправили в архив — в смысле, в почетную ссылку с получением неплохой зарплаты вдобавок к неплохой пенсии. А севший в нагретое Людмилой Фёдоровной кресло Сергей Мерзликин (тот самый, под чьим руководством был отпилен солидный кусок от здания так и не появившейся в Орле фундаментальной библиотеки) поставил на поток производство отказов для любых не нравящихся властям публичных мероприятий.

На поток поставлено и законодательное ограничение конституционных прав. В конце прошлого года орловские законодатели решили, что шесть пикетчиков на пятидесятиметровом клочке тротуара — многовато будет. И увеличили минимальное расстояние между пикетирующими одиночками всё до тех же пятидесяти метров: могли б и побольше, но, к сожалению, мешает федеральное законодательство. А заодно установили стометровую «охранную» зону для религиозных организаций. Таким образом оказались под запретом пикеты не только в сквере Лескова, но и на части сквера Ермолова и даже шествия по Красному и Тургеневскому мостам. Но, естественно, эти мелочи не являются универсальными, тот же Мерзликин руководствуется приписываемой каудильо Франко формулой: «Друзьям — всё, врагам — закон».

Новым этапом стал законопроект, внесённый губернатором-коммунистом: он предложил запретить всё от слова «совершенно». Вадим Потомский считает необходимым запретить публичные мероприятия не только около рынков, вокзалов, автовокзалов, остановок общественного транспорта, торговых объектов, но даже на всех тротуарах Орловской области!

Впрочем, законы особо никому не мешают: орловские полицейские давно научились вытирать о них ноги. Так, примеру, в феврале они «свинтили» 83-летнего пенсионера Владимира Шаромова, вставшего напротив губернаторских окон с плакатом с требованием отставки руководителя администрации губернатора и правительства Орловской области Вадима Соколова. Что касается гражданского активиста Андрея Неврова, то и он сам, и полицейские, скорее всего запутались в подсчётах — сколько раз его незаконно задерживали на одиночных пикетах.

А что же Уполномоченный по правам человека в Орловской области? Многие даже не подозревают, что в регионе существует такая должность, что её занимает Александр Лабейкин. А он-то знает всё о нарушениях этих самых прав, более того, некоторые нарушения он изо дня в день наблюдал собственными глазами. К примеру, ему достоверно известно, что горадминистрация отказала в пикетировании его офиса представителям оппозиции в связи с проведением на том же месте пикета провластных организаций. И то, что никаких пикетчиков перед входом в здание, естественно, не было.

Сегодня мы обратились к уполномоченному с просьбой дать интервью. В любой день, в любое время, на любых условиях. Даже вопросы заранее готовы предоставить, чтобы Александр Алексеевич подготовиться мог.

Даже интересно: согласится или нет?

Будем ждать…

Дмитрий Краюхин,
главный редактор ИА «ЦентрРус»

Буду благодарен за любые комментарии