Вопросы языкознания

Практически перед каждым интеллигентным пользователем Интернета рано или поздно встаёт важнейший вопрос: как правильно писать «пидОрас» или пидАрас». Оказывется, эта тема волнует и профессиональных филологов.

Итак…

(Вместо эпиграфа:
— Это не филология. Это филоложество!
Восклицание профессора-языковеда на государственном экзамене по курсу структурной лингвистики)

Недавно меня спросили:
— Ну ты, филолог, скажи, как правильно писать: «пидАрас» или «пидОрас»?

А действительно — обычным правилом проверки безударных гласных путем подбора однокоренных слов, где эта гласная стоит под ударением, его не проверить — слово-то, говоря школьной терминологией, «словарное», но академические словари это весьма широко употребляемое в это время слово не рассматривают.

Но и на этом проблемы с пидарасами (они же — пидорасы) не заканчиваются. Помимо прикладного орфографического, вопрос имеет и фундаментальный лексикологический аспект: считать ли слово «пидарас»(«пидорас») фонетическим (жаргонным, просторечным) вариантом литературного «педераст» — или же это отдельная лексема с своим особым денотативно-коннотативным содержанием? Если во главу угла ставить семантический подход к проблеме и отбросить стилистический аспект — это, несомненно, одно и то же слово, поскольку оба варианта абсолютно тождественны по смыслу и различаются лишь местом в стилистической системе языка и спецификой их бытования в живой речи.

А если «пидарас» и «педераст» — это, в сущности, одно и то же, то допустимо гораздо большее количество графических вариантов его написания, как то: педарас, педорас, пидерас, педерас и так далее (многие из этих вариантов с различной частотой употребляются на практике).

Если уже углубиться в теорию вопроса, то следует иметь в виду, что ведущим принципом русской графики в целом и русской орфографии в частности является фонемный принцип: то есть, в отличие от языков, где господствует принцип фонетический (как, например, в белорусском языке) или исторический (во французском, английском), русская графика стремится максимально точно передать фонемный состав входящих в слово морфем. Поэтому, чтобы определиться с пидарасами, надо выяснить фонемный состав этого слова хотя бы на уровне университетского курса Введения в языкознание.

Здесь возникают новые затруднения, поскольку значительное число фонем взволновавшего нас языкового знака находятся в сигнификативно и перцептивно слабых фонетических позициях.

*звук [п’] обозначает фонему <П’>, — здесь, к счастью, особых трудностей не возникает, поскольку [п’] стоит в относительно сильной позиции (перед безударным гласным переднего ряда)

*второй по счету графический знак обозначает гласный переднего ряда (о чем свидетельствует мягкость первого согласного), но какой? Позиция гласного — абсолютно слабая (вторая предударная). Правда, можно подобрать проверочное слово: усеченный вариант «пидораса» — «пИдор», где фонема <И> находится в сильной позиции (под ударением). С другой стороны, существуют и широко употребляется просторечный уменьшительно-ласкательный вариант «пЕдик», где с той же сильной позиции находится уже фонема <Е> Не говоря уже о наличии словарного слова «педераст», написание которого через букву «Е» санкционировано академическими словарями. Итого — перед нами гиперфонема <И/Е>

*[д] — сигнификативно сильная, но перцептивно слабая позиция согласного перед безударным гласным неясной фонетической природы (ср. чередование твердого и мягкого вариантов [Д]/[Д’] в словах «пидор»/»педик»); гиперфонема <Д/Д’>

*самая большая сложность — с гласным в первой предударной позиции, наиболее подверженной различным аккомодациям. Проверочных слов нет. Следовательно — гиперфонема <А/О/Э>

*[р] — абсолютно сильная позиция согласного перед ударным гласным непереднего ряда, фонема <Р>

*[а] — сильная позиция гласного звука (между двумя твердыми согласными под ударением) — фонема <А>

*[с] — поскольку мы договорились, что рассматриваем слова «пидарас» и «педераст» как фонетические варианты одной лексемы, звук [с] находится в абсолютно (и сигнификативно, и перцептивно) слабой позиции — на конце закрытого слога перед другим глухим твердым согласным. Следовательно, имеем гиперфонему <С/З>

*[т] — присутствует только в одном из фонетических вариантов анализируемого слова (педераст), причем в абсолютно слабой позиции (на конце слова); в другом варианте (пидарас) мы имеем чередование с нулем звука. Гиперфонема <Т/0>

А значит, фонемный состав столь интересующего нас слова выглядит следующим образом:

< П’ И/Е Д/Д’ А/О/Э Р А С/З Т/0 >

в связи с чем определение нормативности написания слова «пидарас» в любых его вариантах (за исключением варианта «педераст») является проблематичным до включения его в своды академических словарей по русской орфографии (Издательство Академии Наук РФ)

П р и м е ч а н и е. Все изыскания проводились в русле традиций московской фонологической школы и теории Михаила Панова. В контексте петербургской фонологической школы результаты неизбежно получились бы иными (в частности, вопрос о написании второй гласной решался бы более конкретно и однозначно: в проверочном слове «пидОр» звук [О] проговаривается достаточно четко и в рамках концепции Матусевич его позиция может квалифицироваться как сильная, а следовательно, вариант написания через букву О слова «пидОрас» по петербургской фонологической системе следует признать орфографически нормативным).

И вообще, если бы я на третьем курсе не увлекся журналистикой, а продолжил бы свою деятельность на поприще преподавания русского языка и литературы, то на вопрос школьников, через какую букву им писать им слово «пидарас», ответил бы, что в современном цивилизованном обществе вместо негативно окрашенного термина «пидарас» можно употребить стилистически нейтральное «гей» или даже научно-терминологическое «гомосексуалист». Ну а уж если речь в тексте идет о человеке, которого иначе как «пидарас» назвать трудно — то в письменной речи лучше ограничиться усеченным вариантом «пидор».

Буду благодарен за любые комментарии