«Черная пятница» «Лесоторговой»

Сижу я дома, никого не трогаю, общаюсь в Фейсбуке. Звонит Панфилов: «Ты не слыхал — вроде у Рыбакова на базе обыск». Срочно перезваниваю, уточняю — «Да, приехали следователи с ОМОНом…»

Мои знакомые подтвердят, что самый простой способ пригласить меня в гости — позвонить и сказать «У меня обыск!» А если при этом небрежно бросить слово «ОМОН», то я примчусь немедленно.

Перед входом на Лесоторговую под прицелом пушек стояла машина следственного комитета, но сама база работала в обычном режиме: загружались и разгружались машины, толкались покупатели. Однако в офисе базы все выглядело очень напряженно: сотрудники — в основном женщины — стояли в коридорах под присмотром бойцов ОМОН. ОМОНовцы были суровы: маски на лицах, у большинства автоматы с глушителями, у одного даже сверкал оптический прицел.

Честно говоря, меня это удивило. Я не мог себе представить пятидесятилетнюю бухгалтершу, которая, раскидав пару-тройку бойцов, выпрыгивает из окна второго этажа, прижимая к груди сейф с «черной бухгалтерией» — а снайпер снимает её с первого же выстрела.

Следователи по очереди вызывали в кабинеты бухгалтеров, задавали им какие-то вопросы, просматривали компьютеры, листали папки с документами.

Происходившее напоминало то ли пошлый детектив, то ли знаменитую операцию «Мордой в снег» из «лихих 90-х». Как рассказал Игорь Рыбаков, следователи по прибытию представили некое постановление о выемке, копию которого снять не позволили. Следственные действия продолжались несколько часов, по их итогам была изъята финансовая документация и компьютеры, что просто-напросто парализовало работу базы. По мнению Виталия Рыбакова, демонстративный характер акции направлен на запугивание.

Сразу хочу сказать, я не считаю что Виталий и Игорь Рыбаковы лучше или хуже многих предпринимателей, которые развивали свой бизнес в постсоветские годы. Уверен, если как следует покопаться в прошлом любого из них, то можно отыскать не один скелет в шкафу. Но заказной характер «наезда» на братьев Рыбаковых не вызывает сомнения даже у их противников и оппонентов.

Судя по всему, следователям дано поручение «нарыть» любой компромат, постараться привлечь Виталия Рыбакова к уголовной отвеСижу я дома, никого не трогаю, общаюсь в Фейсбуке. Звонит Панфилов: «Ты не слыхал — вроде у Рыбакова на базе обыск». Срочно перезваниваю, уточняю — «Да, приехали следователи с ОМОНом…»

Мои знакомые подтвердят, что самый простой способ пригласить меня в гости — позвонить и сказать «У меня обыск!» А если при этом небрежно бросить слово «ОМОН», то я примчусь немедленно.

Перед входом на Лесоторговую под прицелом пушек стояла машина следственного комитета, но сама база работала в обычном режиме: загружались и разгружались машины, толкались покупатели. Однако в офисе базы все выглядело очень напряженно: сотрудники — в основном женщины — стояли в коридорах под присмотром бойцов ОМОН. ОМОНовцы были суровы: маски на лицах, у большинства автоматы с глушителями, у одного даже сверкал оптический прицел.

Честно говоря, меня это удивило. Я не мог себе представить пятидесятилетнюю бухгалтершу, которая, раскидав пару-тройку бойцов, выпрыгивает из окна второго этажа, прижимая к груди сейф с «черной бухгалтерией» — а снайпер снимает её с первого же выстрела.

Следователи по очереди вызывали в кабинеты бухгалтеров, задавали им какие-то вопросы, просматривали компьютеры, листали папки с документами.

Происходившее напоминало то ли пошлый детектив, то ли знаменитую операцию «Мордой в снег» из «лихих 90-х». Как рассказал Игорь Рыбаков, следователи по прибытию представили некое постановление о выемке, копию которого снять не позволили. Следственные действия продолжались несколько часов, по их итогам была изъята финансовая документация и компьютеры, что просто-напросто парализовало работу базы. По мнению Виталия Рыбакова, демонстративный характер акции направлен на запугивание.

Сразу хочу сказать, я не считаю что Виталий и Игорь Рыбаковы лучше или хуже многих предпринимателей, которые развивали свой бизнес в постсоветские годы. Уверен, если как следует покопаться в прошлом любого из них, то можно отыскать не один скелет в шкафу. Но заказной характер «наезда» на братьев Рыбаковых не вызывает сомнения даже у их противников и оппонентов.

Судя по всему, следователям дано поручение «нарыть» любой компромат, постараться привлечь Виталия Рыбакова к уголовной ответственности хоть за что-то. А заодно дать некий показательный урок: не ходи супротив губернатора.

Дмитрий Краюхин
ИА «ЦентрРус»

 

Следить за новостями в Фейсбуке

тственности хоть за что-то. А заодно дать некий показательный урок: не ходи супротив губернатора.

Дмитрий Краюхин
ИА «ЦентрРус»

 

Следить за новостями в Фейсбуке

Буду благодарен за любые комментарии