Байка о том, как меня за шпионаж задерживали

Давненько не доставляли меня в полицию. Последний раз подобное событие произошло более десяти лет назад: тогда я то ли отжал у бомжа телефон «Нокиа-3310», то ли избил трёх сотрудников милиции и двух курсантов школы милиции. А задержания как шпиона и диверсанта в моей жизни вообще не было.

Впрочем, как гласит закон Мэрфи, если какая-то фигня может произойти — она обязательно произойдёт.

После заседания Советского райсуда по иску бывшего орловского вице-премьера Юрия Парахина о возмещении морального вреда в размере пяти лямов (об этом уже написал Георгий Саркисян) иду по улице Гуртьева в сторону остановки. И вдруг ни с того ни с сего приходит мне в голову странная идея сфотографировать старинный домик, где во времена оны располагалась ГубЧК, а сейчас размещены различные медучреждения УМВД включая зубопротезный кабинет. Отхожу на обочину и начинаю снимать. Внезапно передо мной останавливается иномарка, стекло опускается и из салона выглядывает капитан полиции.

— Вы что тут делаете?

Вопрос ставит меня в тупик. Пытаюсь представить на что больше похожи мои манипуляции с фотоаппаратом: на игру в нарды или на работу на токарном станке. Но солгать не решаюсь.

— Фотографирую, — говорю неуверенно.

— Вот что, — решительно говорит капитан. — Садитесь в машину, сейчас поедем в полицию.

Те, кто меня знает, могут подтвердить, что я никогда не прятался от полиции, наоборот, с открытой душой шел навстречу. «Помогать правоохранительным органам, как бы они не сопротивлялись» — вот мой девиз. Но порядок-то нужно соблюдать!

— А вы, простите, кто?

— Вы не видите? Сотрудник полиции!

— Вас не затруднит представиться? И, если можно, показать удостоверение.

Капитан вылезает из машины, предъявляет удостоверение. Всё правильно. Капитан полиции. Отдел МВД по Орловскому району. Чалкин. И имя внушает уважение — Владимир Владимирович.

— А с какой целью-то мы едем?

— Вы что не понимаете? — удивляется Чалкин. — Вы ж снимаете стратегический объект! Нам на прошлой неделе дали указания: всех, кто снимает стратегические объекты, доставлять в полицию.

Я в силу простоты и недальновидности сначала не понял:

— Какой же это стратегический объект? Это ж поликлиника и зубопротезный кабинет…

— Так там же сотрудники полиции лечатся! Значит — стратегический. И снимать запрещено! — и на мгновение задумывается. — А вы с какой целью снимаете?

Тут уже задумываюсь я. Дело ж серьёзное, государственное. Из-за меня вся полиция области без зубов остаться может. И Владимир, опять же Владимирович на меня внимательно смотрит. В глазах надежда: вдруг турецко-американского шпиона поймал. Не могу я его подвести.

— Данные собираю, — решительно заявляю я. — Для наведения ракет средней дальности на этот стратегический объект.

И вижу, что дал правильный ответ, капитан даже на погон покосился — не появился ли там второй просвет. Тем не менее на всякий случай звоню в пресс-службу областного УМВД. На всякий случай звоню, уточнить — чей такой приказ-то мы с Чалкиным исполнять сейчас будем. По просьбе коллег из пресс-службы передаю трубку капитану.

— У нас есть указания, — объясняет он. — запрещено фотографировать здания, в первую очередь поликлиники УВД и школы. А тех, кто фотографирует — немедленно в полицию доставлять!

— Дмитрий Александрович, — соглашается с ним пресс-служба. — Вам всё ж придётся проехать в полицию.

Да я и не против. Как я уже говорил, в жизни не было случая, чтобы я прятался от правоохранительных органов. Скорее — наоборот!

Но в управлении по городу Орлу что-то пошло не так. Узнав, что я доставлен за фотографирование полицейского зубного кабинета с целью наведения на него ракет, подполковник-дежурный пояснил Чалкину, что ему нужно не в городское УМВД, а в поликлинику. Причём «в другую». В какую — я не услыхал, поскольку дежурный отключил громкую связь и продолжил разговор с Владимиром Владимировичем за двойным стеклом. Наверное разъяснял, где находится этот сверсекретный стратегический объект.

После короткого, но явно эмоционального разговора Чалкин вышел из дежурной части окрылённым. Настолько, что даже отвёз меня на место моего задержания и сразу же уехал. По всей видимости, в другую поликлинику.

Здоровья Вам, Владимир Владимирович!

Буду благодарен за любые комментарии